Недобросовестное процессуальное поведение может повлечь отказ в защите права и отмену судебного акта (комментарий к Определению Верховного суда РФ от 07.07.2020 по делу № 89-КГ20-2, 2-1108/2020)

04.09.2020 Мария Килина

Суть спора. Старцева Л.В. обратилась с исковым заявлением о выделе в натуре доли в праве собственности на нежилое помещение (парковку) к ряду ответчиков – физических лиц (других сособственников парковки), товариществу собственников жилья, а также управляющей компании.

Решением суда первой инстанции в удовлетворении требований было отказано. Апелляционным определением решение было отменено, исковые требования удовлетворены.

Постановлением президиума областного суда (по кассационной инстанции) решение и апелляционное определение были отменены, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Верховным судом РФ кассационное постановление президиума областного суда было отменено по безусловным основаниям (ввиду непривлечения к участию в деле лица, о правах и обязанностях которого был принят судебный акт), дело направлено на новое кассационное рассмотрение в президиум областного суда.

Отменяя судебные акты, Верховный суд РФ обратил внимание на ряд нарушений, допущенных судами, в том числе на следующее. Еще в процессе рассмотрения дела судом первой инстанции, доля в праве собственности на парковку была подарена одним из ответчиков другому лицу (в рассмотренном деле – родственнику). При этом ни прежний, ни новый собственник не сообщили суду о состоявшемся дарении доли. Вследствие чего суд первой инстанции вынес решение в отношении лица, утратившего право собственности (прежнего собственника). В свою очередь, новый собственник не был привлечен к участию в деле.

Указанное обстоятельство – непривлечение к участию в деле нового собственника, о правах и обязанностях которого было вынесено решение, – послужило основанием для отмены судебных актов президиумом областного суда в кассационном порядке. При этом кассационное постановление было вынесено в т. ч. по жалобе нового собственника помещения. Помимо прочего, новый собственник выступал в деле в качестве представителя прежнего собственника на основании доверенности.

Верховный суд РФ сделал вывод, что в силу совершенной сделки новый собственник является правопреемником прежнего собственника, ни один из них не сообщил суду первой инстанции о состоявшейся сделке. При этом суд указал, что президиум областного суда при кассационном рассмотрении дела не исследовал и не дал оценку поведению прежнего и нового собственника помещения с точки зрения соблюдения указанными лицами требования добросовестного пользования принадлежащими им процессуальными правами (ч. 1 ст. 35 Гражданского процессуального кодекса РФ (далее – ГПК РФ)).

Из обстоятельств дела с очевидностью следует, что неправомерный интерес нового собственника состоял в отмене апелляционного определения по делу, которым были удовлетворены требования истца. При этом заявленное нарушение – непривлечение нового собственника к участию в деле (п. 2 ч. 4 ст. 330 ГПК РФ) – носило формальный характер.

Таким образом, Верховный суд РФ посчитал, что даже формально имеющее место безусловное основание для отмены – непривлечение к участию в деле нового собственника – должно оцениваться судами в совокупности с соблюдением таким лицом процессуальной добросовестности. В данном случае же имела место явная недобросовестность, что и повлекло вынесение областным судом незаконного кассационного постановления.

Экспертное мнение:
В целом, подход Верховного суда РФ о необходимости отказывать в защите права в связи с недобросовестным процессуальным поведением, которое (в рассматриваемом случае) было очевидным, является верным.

Однако выводы Верховного суда РФ об отмене кассационного постановления областного суда в рассматриваемом деле являются неоднозначными.

Безусловные основания для отмены судебного акта, указанные в ч. 4 ст. 330 ГПК РФ, как прямо следует из закона, влекут отмену судебного акта в любом случае. Это означает, что при наличии безусловных оснований, наличие или отсутствие иных нарушений, в т. ч. норм процессуального права о добросовестности, не имеет значения и не исследуется судом.

Вместе с тем, в силу ч. 6 ст. 330 ГПК РФ, правильное по существу решение суда первой инстанции не может быть отменено по одним только формальным соображениям. Вероятно, именно толкование положений ч. 4 и ч. 6 ст. 330 ГПК РФ во взаимосвязи позволило Верховному суду РФ сделать вывод о недостаточности самих по себе безусловных оснований для отмены судебных актов президиумом областного суда в кассационном порядке.

Верховный суд РФ также обошел вопрос о процессуальном правопреемстве нового собственника, указав лишь на преемство в материальных отношениях. Из буквального прочтения ст. 44 ГПК РФ, регулирующей вопросы процессуального правопреемства, следует, что факт выбытия стороны в материальном правоотношении является достаточным для процессуального правопреемства; закон не устанавливает требований об обязательном волеизъявлении лиц (правопредшественника или правопреемника), направленном на такое преемство. Процессуальное правопреемство допускается на любой стадии судебного процесса.

Учитывая, что кассационное постановление областного суда было отменено как незаконное, напрашивается вывод о необходимости процессуальной замены (процессуального правопреемства) с прежнего на нового собственника парковки. Именно процессуальное правопреемство позволило бы, с одной стороны, обосновать отсутствие нарушений прав нового собственника, ранее не привлеченного к участию в деле, а с другой – обеспечить соблюдение прав истца на эффективное судебное разбирательство.

Помимо прочего, неясно, почему Верховный суд РФ (суд кассационной инстанции) не разрешил указанные вопросы самостоятельно, а направил дело на новое кассационное рассмотрение, при том что полномочия президиума областного суда и Верховного суда РФ при кассационном рассмотрении аналогичны.
Ссылка на Определение Верховного суда РФ от 07.07.2020 по делу № 89-КГ20-2, 2-1108/2020

,

На связи с Аймрайт

Приглашаем связаться с нами для получения дополнительной информации
о деятельности и услугах.

Санкт-Петербург
ул. Лабораторная, д. 12

Пнд – Птн
10 – 18 часов