Верховный суд лично гарантировал гласность судебных разбирательств

21.12.2012 Юридическая компания Аймрайт

В Российской газете было опубликовано Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации (далее – ВС РФ) от 13 декабря 2012 г. № 35 «Об открытости и гласности судопроизводства и о доступе к информации о деятельности судов». В нем ВС РФ дал разъяснения по вопросам применения законодательства, обеспечивающего открытость и гласность судебного разбирательства, в которые, однако, не преминул включить и свои общие пожелания о том, как все должно быть в нашей стране. Подробнее об этом документе – далее.

Само по себе его принятие, несомненно, связано с недавними громкими делами (в том числе дела pussy riot, Сергея Удальцова), где судьи пытались ограничить доступ в зал судебного заседания ряду журналистов и оппозиционно настроенных граждан. Поэтому в определенной части это Постановление носит политический характер. С этим связано и то, что большой акцент в Постановлении сделан именно на вопросе, касающемся доступа СМИ к информации о ходе судебного разбирательства. Так, ВС РФ предусматривает следующие гарантии открытости судебных разбирательств:

1. Судебные заседания должны проводиться в помещениях, площадь которых будет достаточна для присутствия всех желающих. А для тех случаев, когда в суде попросту нет таких помещений, ВС РФ предписывает осуществлять в здании суда трансляцию хода судебного заседания в режиме реального времени с использованием технических средств. Что делать, когда и технических средств нет, ВС РФ, к сожалению, не указывает, поскольку, в конечном счете, все упирается в аспект материального обеспечения деятельности суда.

Например, 149 судебный участок в Санкт-Петербурге располагается в двухкомнатной квартире на первом этаже в «хрущевке». В одной комнате – канцелярия, в другой – зал судебных заседаний. В этой же квартире хранятся и все документы по делам, рассмотренным в этом суде, а постоянного персонала в среднем находится пять человек. В результате туда сложно протиснуться даже сторонам по делу, не то что посторонним людям или журналистам. В такой ситуации, когда фактически перед судом стоит первостепенная задача хоть как-то работать и функционировать, обеспечение гласности и открытости судебного заседания отходит на второй план. И это пример из Санкт-Петербурга, материальное обеспечение судов в отдаленных от политического центра областях иногда еще более удручающее. Поэтому ВС РФ выдвигает благую идею, которая, однако, не опирается на реальное положение дел, а потому нереализуема.

2. Не допускается чинение журналистам препятствий в доступе в зал судебного заседания по мотиву профессиональной принадлежности, по причине отсутствия аккредитации или по иным основаниям, не предусмотренным законом. Это достаточно важное положение, которое, возможно, позволит решить проблему принятого в некоторых судах составления списков аккредитованных «правильных» журналистов.

3. ВС РФ предусматривает, что нарушение судом условий доступа к судебному разбирательству журналистов и других лиц служит основанием для отмены принятого решения, если это нарушение привело или могло привести к принятию незаконного решения. Вместе с тем, судить в присутствии и в отсутствие журналистов суд обязан одинаково, поэтому в реальности даже обнаруженное и подтвержденное ограничение доступа в судебное заседание кому-либо из посторонних граждан, с очень малой долей вероятности приведет к отмене решения. Скорее это будет расценено лишь как нарушение судьей профессиональной этики, что может повлечь наложение дисциплинарного взыскания в виде предупреждения или досрочного прекращения полномочий.

4. ВС РФ подробно изложил вопросы условий использования в зале судебного заседания различных записывающих устройств в аспекте того, нужно ли получать и суда разрешение на их использование и может ли суд наложить запрет. Итак, ВС РФ предусмотрел следующие правила в отношении различного вида записи:

  • Письменные записи – можно осуществлять не спрашивая разрешения у суда;
  • Аудиозапись – можно проводить и без разрешения суда;
  • Фотосъемка – только с разрешения суда;
  • Видеосъемка – только с разрешения суда;
  • Трансляция хода судебного заседания по радио – только с разрешения суда;
  • Трансляция хода судебного заседания по телевидению и в интернет – только с разрешения суда.
  • С учетом сказанного ВС РФ аудиотрансляция  хода судебного заседания в интернет может осуществляться без разрешения суда.

Причем отказ суда в выдаче разрешения на соответствующий вид фиксации не может быть обоснован тем, что сегодня судья не накрашена, он должен быть мотивирован указаниями на законные интересы граждан или общества, которые защищаются таким отказом и конкретные положения процессуального законодательства.

5. ВС РФ вводит категорию злоупотребления правом на присутствие в судебном заседании и правом на фиксацию его хода. К сожалению, ВС РФ не дает пояснений касательно форм таких злоупотреблений, в результате толкование того, злоупотребляет ли конкретный слушатель или журналист своим правом на присутствие в судебном заседании, останется на усмотрение конкретного судьи, что открывает довольно большой простор для злоупотреблений. Злоупотребляет ли правом на присутствие оператор с большой камерой, которая занимает много места и препятствует доступу других граждан в судебное заседание? Злоупотребляет ли правом на фотофиксацию гражданин, производящий съемку с яркой вспышкой? А если таких граждан несколько и они снимают непрерывно? На все эти и другие вопросы ответят судьи применительно к конкретным ситуациям, насколько они будут тенденциозны к ограничению открытости правосудия, покажет время.

6. Походя ВС РФ сделал несколько важных замечаний и по иным проблемам, связанным с открытостью судебного разбирательства:

  • ВС РФ подчеркнул, что по, по устному запросу, в том числе представителей СМИ, может быть предоставлена информация о времени и месте судебного заседания, о результате рассмотрения дела, о передаче дела в отдел обеспечения судопроизводства. В связи с этим теперь всегда можно позвонить в канцелярию и узнать время предстоящего заседания или то, какое решение было вынесено судом, не нарываясь на возражение о том, что это личная информация, касающаяся участников процесса, поэтому её не могут предоставить по телефону.
  • Из текстов судебных актов, которые публикуются для всеобщего обозрения, в том числе в интернете, подлежат исключению сведения, составляющие государственную или иную охраняемую законом тайну, а также персональные данные, однако в тексте указываются: фамилии и инициалы истца, ответчика, третьего лица, судей, прокурора, адвоката и представителя. На настоящий момент суды старательно вымарывают из текстов решений любые имена и фамилии, теперь же, согласно позиции ВС РФ, по крайней мере, фамилии и инициалы в тексте будут указаны.

 

В целом данное Постановление может быть охарактеризовано как демонстративно-либеральное: в судебное разбирательство пускать всех, фото- и видеосъемку ограничивать лишь в крайних случаях, обеспечить прямую трансляцию из залов судебных заседаний и т.д. Поэтому многие разъяснения ВС РФ носят по большей части рекомендательный характер:

  • судам надлежит создавать электронные архивы документов, дабы обеспечить возможность гражданам получать информацию из архивов в электронной форме;
  • в зданиях суда должны быть установлены электронные информационные стенды, содержащие информацию о деятельности суда, причем размещать их следует в местах, доступных для посетителей, в том числе для лиц с ограниченными возможностями здоровья.

В этом Постановлении, которое по своему характеру является разъяснением положений законодательства, ВС РФ даже дал Российской академии правосудия рекомендацию ввести в обучение специальный курс, посвященный применению норм, регулирующих вопросы открытости и гласности судопроизводства и доступа к информации о деятельности судов.

Все это призвано продемонстрировать, что ВС РФ сделал все от него возможное для обеспечения открытости и гласности судебных разбирательств. Однако большинство мер, предусмотренных в Постановлении, не будут работать, если не получат необходимой материальной основы. Верховный суд, конечно, знает о состоянии судов общей юрисдикции в отдаленных областях, поэтому ему не остается ничего иного, как давать заведомо невыполнимые рекомендации, делая вид, что гласность и открытость отныне гарантированы. Вместе с тем, отдельные положения Постановления, которые были описаны выше, конечно, являются реальными и своевременными гарантиями прав общественности на доступ к информации об осуществлении правосудия, поэтому общий оттенок Постановления — позитивный.

Автор: С.Е. Кравец ©

На связи с Аймрайт

Приглашаем связаться с нами для получения дополнительной информации
о деятельности и услугах.

Санкт-Петербург
ул. Лабораторная, д. 12

Пнд – Птн
10 – 18 часов